Описание состава минеральных вод Горячинска

Основной достопримечательностью курорта является горячий источник, вытекающий на склоне небольшого возвышения из скалистой трещины. Благодаря целебным действиям горячего ключа Туркинские минеральные воды приобрели широкую известность в России.

Врач А.К. Краевский пишет, что «… вода главного ключа несколько раз была подвергнута химическому анализу и каждый раз с различными результатами: некоторые исследователи (Гельм, 1806 г., Гесс, 1826 г.) находили в ней присутствие сероводорода, другие (Львов и Вейрих, 1855 г.) ни малейших их следов. Не могу не упомянуть, что полоски бумаги, смоченные уксуснокислым свинцом, которые я несколько раз помещал в резервуар над самой поверхностью воды, и при закрытой крышке резервуара не дали ни малейших следов окрашивания, не образуется ли сероводород, запах которого особенно резко ощутим в холодные осенние и весенние ночи, уже впоследствии в водах охлаждающего пруда от распада сернокислых соединений?»

Далее он приводит анализы Гельма, проведенного в 1806 г.: «В 1 мере воды: а) сероводород – не определено, но, несомненно, и весь в свободном состоянии; б) углекислота – не определено, часть растворена в воде в свободном состоянии; в) сернокислого натра – 4,69 гран (г), сернокислой тальковой земли – 0,11 гран; д) сернокислой извести – 0,30 гран; е) чистой извести – 0,13 гран; ж) растворенной углекислоты – 5,23 гран».

Для сравнения А.К. Краевский берет анализы воды, сделанные Гессом в 1826 г.: «В 1 мере воды содержится всего 5,09628 гран. Из них сероводорода и кремнезема – не определено. Углекислоты 0,00978 гран, фтористоводородной кислоты – 0,3999 гран, углекислого натра – 0,2388 гран, сернокислого натра – 2,5482 гран, сернокислой извести – 0,42 гран, фосфорнокислого натра – 0,078 гран, кремнекислого глинозема – 0,1416 гран, хлористого натрия – 0,27 гран в воздухе».

Таким образом, Гельм и Гесс определили Туркинские воды как серные. Однако следующий исследователь Ф.Н. Львов, отправленный 1858 г. по распоряжению генерал-губернатора Восточной Сибири графа Н.Н. Муравьева-Амурского для исследования Забайкальских минеральных вод, в т.ч. Туркинских, вместе с доктором Вейрихом, в отличие от своих предшественников, не счел Туркинские воды серными: «Львов в 1855 г. также в 1 аптечной мере воды нашел сухого остатка только 2,1543 гран. Сероводорода ни малейших следов. Кремнезема – 0,1763 гран, углекислого натра – 0,1591 гран, сернокислого натра – 1,2627 гран, фосфорнокислого натра – 0,0387 гран, хлористого натра – 0,015 гран, фтористого натра – следы, сернокислой извести – 0,4042 гран, органических веществ – 0,00645 гран, свободной углекислоты – 0,0338 гран».

А.К. Краевский приводит свои наблюдения: «Подозреваемое в Туркинских водах присутствие азота точно доказано не было. Вода источника бесцветна, прозрачна, почти без запаха и имеет несколько неприятный слабосолоноватый горький и как бы щиплющий вкус. Осадков ни на камнях, ни на дереве нет».

В 1903 г. врач В.М. Муратов приводит такие данные по химическому составу воды горячего источника: «На протяжении столетия было немало химических исследований состава воды. В главных составных свойствах все исследования между собой сходны, все они отмечают серно-щелочное свойство воды.

Источник относится исследователями к разряду серно-щелочных индифферентных вод. В 1910 г. определена в нем радиоактивность».

Исследования, проведенные в 30-60-е гг. XX в. разными учеными, подтверждают наличие в горячем источнике небольшого количества сероводорода. Богата горячинская минеральная вода азотом, в небольших концентрациях содержатся в ней редкие газы: аргон, криптон, неон, гелий. При спектральном анализе, помимо больших количеств натрия, калия, кальция и кремния, а также умеренного содержания магния, обнаружили в горячинской воде алюминий, титан, вольфрам, свинец, молибден и медь, серебро.

Целебное действие Туркинских горячих вод врач А.К. Краевский описывает таким образом: «1-2 стакана воды, принятой внутрь, большей частью не проявляют никакого действия, 6-8 стаканов действуют послабляющим образом, расчищая и увеличивая количество фекальных масс, но слабительное действие не для всех одинаково, кроме того, внутреннее употребление воды производит иногда тошноту и даже рвоту, изредка стеснение в груди, а также общую слабость, головную боль и замедление пульса. Количество мочи увеличивается. В некоторых случаях употребление воды приводит к расстройству желудочно-кишечного канала с рвотой, поносом. В редких случаях тошнота и рвота от 1-2 стаканов воды. Замечено. Что прокипяченная вода как бы теряет некоторые свои свойства, несмотря на содержание извести, чай в ней отлично отстаивается и не отличается по вкусу от настоянного на обыкновенной воде, хорошо развариваются в минеральной воде стручковые плоды, и, наконец, вся пища, приготовленная на минеральной воде и люди ее принимающие не находят в ней особенного вкуса или запаха.

Употребляемая в виде ванн 27-32°R, она усиливает деятельность кожи, вызывает сильный пот и производит слегка возбуждающее действие. Ванны продолжительные (свыше получаса и слишком высокой t° свыше 32°R) вызывают неприятные последствия в виде сильной слабости, головной боли, тошноты, потери аппетита и слабого пульса и потому не должны быть рекомендуемы, несмотря на установившееся убеждение, что ванны действеннее, когда t их выше. По прошествии нескольких дней употребления ванн, хотя и непостоянно производит запоры, для избежания которых следует пить воду перед ванной утром и вечером в количестве 2-8 стаканов в зависимости от действия на кишечник; не переносящие внутреннего употребления воды прибегают к помощи легких слабительных.

Кроме вышеизложенного, мне пришлось наблюдать значительное успокаивающее действие ванн на психически возбужденном субъекте, впрочем, подобное действие ванн требует дальнейших наблюдений».

Врач И.Н. Иноземцев отмечает, что «… данный источник в особенности хорош при ревматизме, причем нужно заметить, что чем тяжелее формы болезни, тем скорее начинает обнаруживаться действие ванн; в особенности быстро и верно излечиваются слабость, боли, малая способность к движению и даже полный паралич нижний конечностей, и напротив, медленнее и менее верно поддаются лечению золотуха, некоторые накожные болезни».

Поддержание горячего источника в чистоте, его сохранение было всегда важной задачей администрации курорта. По ее настоянию крестьяне Горячинского селения, понимая ценность источника, своим приговором от 27 октября 1902 г. решили: «Воспретить всем жителям селения Горячинского полоскать белье, загрязнять и поганить воду в ключе и желобах, делать какие-либо закладки в желобах и в случае нарушения этого постановления кем-либо из членов их семейств, предоставить администрации больницы привлекать к законной ответственности в полицейском порядке без всякого послабления». На основании этого приговора была подвергнута строгому наказанию в виде ареста при кордоне Горячинского общества на 2 дня крестьянка Е.Ш., которую застали за стиркой белья в больничной ограде.

23 июля 1914 г. в ходе ливня на северной стороне источника в песчаном бурге промыло канаву, из бортов которой вытекал грифон горячей воды. При осмотре головки основного источника оказалось, что уровень воды в нем понизился наполовину. Администрация курорта наметила срочные меры: воду из вновь образовавшегося грифона взять на отдельный желоб и влить его для соответствующего пополнения убыли в желоб, идущий от коренного источника; о появлении нового грифона, угрожающего существованию действующего, довести до сведения Горного управления Иркутского горного округа. Однако через некоторое время выделение воды из нового грифона прекратилось, и старый источник наполнился водой до прежнего уровня. На этот факт был составлен протокол за подписью врача В.М. Муратова, смотрителя С. Попова в присутствии крестьян Д. Шохова, Ф. Соболева, Ф. Бляблина и Т. Жильцова.

3 августа 1914 г., в связи с произошедшим событием, врач В.М. Муратов в очередной раз ставит перед Врачебным отделением Забайкальского областного правления вопрос о каптаже Туркинского источника, задачей которого было обеспечение гарантии целебной воды от возможной примеси к ней подпочвенной воды, и главным образом, устранить всякую возможность для источника переменить место своего выхода. До этого он 5 раз обращался с аналогичными рапортами в 1905-1913 гг.

В 1915 г. работала комиссия по установлению границ округа санитарной охраны источника, в состав которой входили врач В.М. Муратов, Баргузинский уездный начальник Юринский, Баргузинский лесничий Космаков, доктор медицины Бурмакин и представители местного населения крестьян: старшина П. Прокушев, С. Неверкеев и И. Безпрозванный, также представитель горного округа, крестьянский начальник и уездный врач.

Добавить комментарий